Убить собственного ребенка

автор: świadectwo

 

Впервые я услышала о вашем журнале год или два тому назад, когда знакомый очень хвалил «Любите друг друга» как очень полезный для молодежи журнал. У меня трое детей в возрасте 18, 16 и 9 лет, поэтому я знаю, насколько непросто говорить с молодежью на определенные темы.

 

Мое поколение воспитывалось практически без католической литературы. Лишь пару лет назад я купила журнал Розарий, от которого начинается мое вторичное религиозное образование. В семье меня, конечно же, научили ходить в воскресенье в церковь и время от времени участвовать в реколлекциях. Кроме того, уже будучи студенткой, я два раза ходила в паломничество в Ченстохову. Однако духовная жизнь в то время меня мало интересовала. Бог был вне моей жизни, которую я сама себе организовывала по собственному хотению.
Когда я училась на пятом курсе в Варшавском мединституте, один из преподавателей начал свои лекции следующими словами: «Ну, ваши мамы еще не знали контрацептивных средств, иначе вас тут не было бы столько много...» Сегодня, спустя много лет, я могу с убеждением сказать, что такой циничный человек, способный топтать достоинство других людей, не имеет права быть ни врачом, ни преподавателем. Я уверена, что многих из нас эти слова оскорбили, но никто тогда не возмутился...
На пятом курсе у нас были также занятия по гинекологии, которые проходили в варшавской клинике на ул. Старынкевича. Там был ассистентом один врач-гинеколог, который вел занятия со студентами. Во время нашей практики он принимал пациенток, и одной из них на наших глазах сделал аборт. Мы увидели настоящий кошмар: маленький окровавленный человечек с полностью сформированным телом – видно было даже ребрышка в грудной клетке... Этот ассистент по-видимому понимал, что мать будет в шоке, увидев своего изуродованного ребеночка, поэтому холодно бросил: «Накройте, чтобы не видела». Но мы, студенты, его не интересовали. Никто не предупредил, никто не спросил, хотим ли мы это видеть... А наши взгляды на жизнь? Никому до них не было дела... После аборта этот гинеколог спросил у матери, когда у нее была последняя менструация. Помню его лицо, когда он услышал ответ. Он испугался, что у него было столько свидетелей позднего аборта – по закону он мог совершить аборт не позже 12-й недели беременности.
Мне этот ребенок снился еще долгие месяцы. Конечно, я понимала, что аборт – это плохо, но... Именно это «но» заставило меня читать разные материалы о началах человеческой жизни. Тогда я узнала, что сердце начинает биться у человека уже на четвертой неделе беременности, а ведь в это время женщина только начинает подозревать, что она может быть беременна... Именно тогда я твердо решила никогда не делать абортов.
Вскоре я вышла замуж. Мой муж – тоже врач, мы оба много работали: ночные дежурства, специализация. И, к сожалению, у нас появились проблемы с зачатием. А когда уже казалось, что все будет хорошо, мне пришлось лечь в больницу на операцию. Таким образом, после пяти лет замужества я все еще была бездетной. Мне было уже 30 лет, и теоретически (согласно учебнику) всего 33% шансов забеременеть. И я начала задумываться обо всем заново, в особенности над медицинскими сведениями, касающимися моей судьбы и воли Бога. Именно тогда мы с мужем решили начать молиться о ребенке.
Господь Бог ответил на наши просьбы, и вскоре у нас родился сын. Как велико было наше счастье! Мы окрестили его Яков-Мария, потому что мне очень хотелось, чтобы Божья Мать была его покровительницей. Через некоторое время я родила еще дочь. Жизнь проходила в ежедневных заботах, времени для молитвы систематически не хватало. Ко всему прочему, мой муж работал в большой варшавской больнице, где делал аборты. Мне пришлось долго с ним воевать, чтобы он отказался от этой позорной деятельности. Лишь после нескольких лет постоянных просьб с моей стороны, муж в конце концов сдался и обещал, что не будет больше делать абортов.
Я тем временем продолжала учиться и сдавать очередные экзамены по специальности. Когда дочери был годик, а сыну три, я уже была специалисткой второй степени по внутренним болезням. К этому времени во мне созревало чувство ответственности за жизнь и счастье моих детей и за дар веры, который я обязательно хотела им передать. Я хотела, чтобы у них была сила духа и отвага, которой мне так не хватало в молодости.
Вскоре Бог привел ко мне пациентку, дочь которой была в организации харцеров. Меня это очень заинтересовало, и я решила записать туда также и моих детей, в тот же отряд. Сначала они сопротивлялись (особенно сын), но через некоторое время были очень довольны, что стали харцерами. Меня тоже это радовало, потому что я знала, как легко дети в большом городе могут попасть под дурное влияние секты, начать интересоваться наркотиками, порнографией и потребительским образом жизни. Я очень благодарна за это Богу, и продолжаю постоянно молиться за моих детей. У меня в сердце странное чувство, что мы живем во времена, непосредственно предшествующие Судному Дню, и что нужно быть готовым ко всему. Поэтому я стараюсь подготовить моих детей к трудному времени и к тому, чтобы они умели всегда принимать волю Бога – ведь Бог всегда желает человеку добра.
Планирование семьи с помощью контрацепции невозможно, потому что это противно замыслу Творца. Как врач я хорошо понимаю, что контрацепция очень удобна для молодых людей, которые хотят взять от жизни как можно больше удовольствий – особенно для молодых мужчин, вступающих в половые связи без ответственности за зачатие ребенка. Благодаря контрацепции они могут опасаться «разве что» венерической болезни... А женщинам, особенно молодым, никто не говорит, насколько опасны для них разнообразные искусственные контрацептивные средства. Я сама встретилась с ситуацией, когда моя пациентка, молодая девушка, принимала целый год таблетки, и у нее прекратились менструации. И что ей теперь делать? Ведь гинеколог, который охотно и безмысленно по ее просьбе ей эти таблетки прописал, теперь не может прописать ей никаких средств, способных вернуть утраченную плодность. Девушке придется теперь пройти сложное лечение...
В нашем климате средний возраст, в котором женщина может забеременеть – это 20 лет. Чаще всего в это время наши женщины учатся или работают, и еще несколько лет ищут соответствующего «партнера». О ребенке начинают думать лишь в возрасте 30-35 лет. Но в это время, хоть об этом не принято говорить, во многих случаях уже слишком поздно...
Очень модно в последнее время пугать молодых женщин «нежелательной беременностью». На этом основании фармацевтическая промышленнось убеждает всех, что на всякий случай девушки должны глотать таблетки уже с пятнадцатилетнего возраста. Чтобы они делали это охотно, большим тиражом печатают цветные журнальчики типа Браво или Попкорн. Ведь это чистая прибыль: молоденькая читательница начинает принимать гормональные таблетки (конечно же, ежедневно) или приклеивать контрацептивный пластырь – и так в течение двадцати или больше лет. Кстати, именно с целью увеличения прибыли на информационных листовках рекламирующих контрацепцию завышают возраст, до которого женщины могут принимать гормоны.
Я очень хочу рассказать еще об одной моей пациентке. Ей было 26 лет, когда она пришла ко мне с расстройством менструации. Она была некоторое время в США на учебе, и вернулась домой какая-то угнетенная. В беседе со мной она призналась, что в Америке она забеременела и сделала аборт. На этой почве у нее развилась депрессия. Дома она никому об этом не сказала ни слова. Я даже не могу представить себе, как ужасно она себя чувствовала – одна в чужой стране, далеко от дома. С плачем она сказала, что если бы могла рассчитывать на понимание со стороны родителей, то никогда не согласилась бы на аборт... Когда мы сделали все исследования, оказалось, что у нее довольно редкая болезнь, парализующая функции яичников (отсюда расстройства менструации). К сожалению, женщины с этой болезнью очень часто бесплодны. Я не знаю, какова дальнейшая судьба это женщины, но вполне вероятно, что убитый ею ребенок был ее единственным шансом материнства. Кто знает...
 
Читательница
 
предыдущий   |   следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86