Непостижимый дар

автор: Teresa Tyszkiewicz

 

Иоанн Павел II называл священство непостижимым даром. Когда Иисус Христос установил во время Последней Вечери таинство Евхаристии, Он поручил своим Апостолам выполнение этого таинства, наделяя их священническим достоинством. Это был для них непостижимый дар, которого они не могли сразу до конца понять, но вся их последующая жизнь была сосредоточена вокруг Евхаристии, в которую они все глубже врастали. И по-видимому, так происходит в жизни каждого священника.

 

Священническое достоинство, данное Христом человеку, настолько велико, что трудно его постичь. Когда мы случайно встречаем на улице священника, мы видим занавес тайны, который ограничивает наше поле зрения: мы замечаем хорошего администратора прихода или монастыря, хорошего проповедника, строителя церкви, талантливого учителя катехизиса, а может быть, просто владельца автомашины модной марки... Мы не видим той сверхъестественной харизмы, которой он был помазан «свыше», и которая делает его способным выполнять от имени Христа царскую, священническую и пророческую миссию.
Уголок занавеса тайны приоткрыла Божья Матерь мистичке из Боливии Каталине Ривас. Она описывает, как во время видения святой Мессы она «увидела Божью Матерь, которая стояла с правой стороны архиепископа, на расстоянии шага от него. Пресвятая Дева со сложенными руками внимательно и с уважением смотрела на священника. Она говорила мне оттуда, тихо, непосредственно в мое сердце, не глядя на меня: „Тебя удивляет, что ты видишь меня за архиепископом? Именно так и должно быть. При всей любви, какой одарил меня мой Сын, он никогда не наделил меня таким высоким достоинством, как священников – им позволено ежедневно повторять в Евхаристии чудо воплощения. Именно поэтому я испытываю глубокое уважение к священникам и к чуду, которое Бог совершает их руками. Именно поэтому я вынуждена преклонить колени здесь, за ними”». Мать Иисуса Христа – Первосвященника преклоняет колени перед человеком, который совершает Святейшую Жертву, и так происходит во время каждой святой Мессы.
Священник – это дар от Бога для человека. Насколько велик этот дар, прекрасно знают те, кто десятки лет был лишен священника и не мог пользоваться таинствами. После большевистской революции в СССР началось массовое преследование религии, которую называли «опиум для народа»: закрывали церкви, арестовывали или изгоняли священников, а верующие оставались без пастырей и без таинств. Они собирались в домах для совместной молитвы, и раскладывали на столе литургическое одеяние священника, которое тайком хранили у себя. Со слезами читали слова, произносимые во время Мессы. Анна из Волгограда рассказывала, как она горячо молилась: «Господи, дай нам снова священника! Дай нам Святое Причастие! Я все перетерплю из любви к тебе, Святое Сердце Иисуса!» Спустя двадцать лет она вновь встретила священника...
Священники, которые прошли лагеря и тюрьмы, выходя на свободу снова начинали пастырскую деятельность, но уже в конспирации. Одна женщина вспоминает: «В 1953 году, когда умер Сталин, из тюрьмы выпустили о. Буковинского. Он работал сторожем, но католики часто подменяли его на работе, чтобы он мог выполнять свои священнические обязанности. Часто по ночам он исповедовал и отправлял Евхаристию. В это время я с подругами приехала из Красноармейска в Караганду, чтобы принять там Первое Причастие. Мне тогда было 15 лет. О. Буковинский собрал тогда примерно 50 детей. Мы встречались по ночам. Он говорил нам, что обращается к нам, как ко взрослым, потому что никто из нас не мог быть уверенным, встретит ли еще хоть раз в жизни священника».
У священника было так много работы, что он каждую ночь приходил в другой дом, в котором собирались соседи. Он исповедовал, отправлял Мессу и учил людей молитвам. За священником следили, но добрые люди успевали предупредить его. Отец Кучинский, друг о. Буковинского, посчитал, что за два года священнической работы в конспирации приходилось заплатить в среднем десятью годами лагерей. Но он убежден, что стоило это делать, потому что даже будучи в лагере он был уверен, что в это время другие священники организуют поездки по разным городам, где их ждут люди. Иногда верующие сами приезжали издалека, и если им удавалось встретиться со священником, они от радости целовали его руки и ноги. Да и в лагерях священники не теряли время и старались проповедовать среди заключенных.
Участие в священничестве Иисуса Христа – это участие в Его жертве на кресте. Времена катакомбов и гонений на христиан не закончились в древности; и в XX веке во многих странах священники отдавали жизнь за Иисуса. Во время второй мировой войны гитлеровские оккупанты убили и замучили в концлагерях почти 1/3 польского католического духовенства, мученическую смерть понесли и священники Мексики, СССР, Китая... В последние годы усиливаются преследования и в других странах Азии, Ближнего Востока и Африки. В начале XIX века почти ежедневно где-то в мире погибает священник.
Жизнь священника – это постоянное подражание Учителю, это постоянное единение с Ним. Иисус Христос многократно призывал идти за Ним и подчеркивал, что Он не оставит никого в одиночестве: «Иди за Мною» (Мф. 8,22), «там, где Я, там будет и Мой слуга» (Иоан. 12,26), «Я в Отце моем, а вы во Мне, а Я в вас» (Иоан. 14,20), «если Меня гнали, будут гнать и вас» (Иоан. 15,20).
Если священник – это бесценный дар от Бога для человека, то человек должен быть благодарен Богу за этот дар, должен его по достоинству оценить и принять с заботой и радостью. Если мы понимаем, как высоко достоинство священника, мы должны позаботиться, чтобы это достоинство не было унижено: ведь это сокровище дано нам «в глиняном сосуде» (2Кор. 4,7). Священник остается человеком. Господь Иисус во время Последней Вечери смотрел на эти «глиняные сосуды» своих друзей Апостолов, зная, кто из них Его предаст, кто заснет вместо того, чтобы молиться при страдающем Учителе, кто отречется, кто бежит... Он был реалистом, но безгранично любил их, и именно им поручил отправлять Евхаристию и дал власть отпускать грехи. Им доверил всех людей на земле аж до скончания веков.
Невозможно, чтобы не стало священников. Они не должны падать от черезмерного труда, не должны поддаваться влиянию «духа мира сего». Все, кому они служат своим священством, данным им от самого Иисуса Христа, должны молиться за них, чтобы они развивались в своем призвании. В этом проявляется забота верующих и их ответственность за полученные от Бога дары. В этом проявляется и благодарность по отношению к священникам, и солидарность с ними, ведь именно их служение дает рост нашей религиозной жизни: они учат нас катехизису, они отправляют Мессу, наставляют, ведут наши общины к Богу...
Многочисленные избранные Богом святые понимали, насколько необходимо окружать священников молитвами. Святая Тереза из Лизье с того времени, как ей было поручено молиться за двух миссионеров, не упустила ни одного случая, чтобы пожертвовать за них какой-нибудь поступок милосердия или свое страдание. За священников страдала и духовно боролась с демонами известная стигматичка, сестра Ванда Бонишевска из Вильнюса. За своих священников, работающих в конспирации, молятся верующие в Китае, Вьетнаме и везде, где Церковь подвержена гонениям. Но есть и такие страны, где гонений нет, но мало кто отвечает на Божье призвание и вступает в ряды священников.
Новые условия жизни в стремительно меняющемся мире диктуют необходимость вести новую евангелизацию, давать новые свидетельства веры и служения. Наше время очень требовательно к нам. Поэтому мы должны постоянно «штурмовать небеса», просить за священников и за новые призвания. Нельзя думать, что молитва об этом – это дело монахов и монахинь. Это прямая обязанность каждого верующего. К этому призывает нас папа римский Бенедикт XVI, который советует также практиковать поклонение Святым Дарам за священников.
 
Тереза Тышкевич
предыдущий   |   следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86