Путь Иоанна Павла II к святости

автор: editorial staff

 

Во время агонии Святого Отца десятки тысяч людей, в основном, молодежь, собрались на площади св. Петра в Риме, чтобы в совместной круглосуточной молитве соединиться духом с умирающим римским папой. В субботу 2 апреля, в канун воскресенья Божьего Милосердия, в 21:37 Иоанн Павел II прошептал «Аминь» и прошел через ворота смерти в дом Отца. В это время на площади св. Петра более 100 тысяч человек молились на розарии. Архиепископ Леонардо Сандри сообщил им о кончине Святого Отца. Все встали на колени и воцарилась тишина. Через некоторое время продолжили молитву на розарии.
В последние дни перед смертью Иоанна Павла II, во время похорон и после них, мир захлестнула волна любви и признательности умершему папе, не только среди католиков, но также других христианских церквей и некрещенных людей чистого сердца. По данным Апостольского Престола, 4 млн. паломников со всего мира приехало в Рим на похороны папы, а также государственные делегации из 180 стран, делегации многих христианских церквей и представители нехристианских религий. После смерти Иоанна Павла II появились длинные очереди желающих исповедаться, многие впервые обращались ко Христу.
Папа римский Иоанн Павел II восхищал людей всего мира своей необычной внутренней силой. Каждый, кто имел счастье встретиться с ним, чувствовал, как от него исходит любовь, святость и близость самого Бога. Иоанн Павел II был человеком молитвы, и поэтому Иисус Христос мог действовать через него, материализуя свою любовь. Умирая, папа оставил нам величайшее духовное наследие: пример жизни в святости, страдания и смерти, оставил сокровище своего учения, смело защищавшего труднейшие истины нашей веры. Он всегда плыл против течения, не соглашаясь на компромисс и не позволяя игнорировать Божью Истину.

Величие Иоанна Павла II – это результат жизни в вере и молитве, в постоянном труде на пути Евангелия и Божьих заповедей. Чтобы лучше понять его, нужно проследить историю его жизни, среду и условия, в которых формировался его характер и вера.

 

Отчий дом

Кароль Войтыла, отец Иоанна Павла II, был капитаном в Пятидесятом Полку Пехоты австро-венгерской армии. В 1905 г. он женился на Эмилии Качоровской. Они поселились в городке Вадовице на улице Костельной, 7. Из окна их квартиры были видны солнечные часы на стене церкви с надписью: «Время идет – вечность ждет». 28 августа 1906 г. родился их первый сын, Эдмунд, который позже, в 1930 г., закончил медицинский факультет в Ягеллонском университете в Кракове, получив ученую степень доктора. После рождения Эдмунда родилась также дочь, которая прожила всего несколько недель. Самый младший сын, Кароль, будущий папа римский, родился 18 мая 1920 г. и был крещен 20 июня в католической церкви Пресвятой Девы Марии.
Маленький Кароль рос в атмосфере глубокой веры родителей. Особое влияние на него оказал пример молитвы и самодисциплины отца. Через много лет, уже будучи папой римским Иоанном Павлом II, он писал: «Мои детские и юношеские годы связаны прежде всего с образом отца. (...) Я смотрел на его жизнь, видел, как он требовательно относился к себе, видел, как он молился, стоя на коленях. (...) Глядя на него, я научился, что нужно относиться к себе требовательно, и стараться выполнять свои обязанности».
Кароль мог услышать, как Христос призывает его к священству, потому что он воспитывался в атмосфере веры и молитвы. «В определенном смысле мои родители внесли в это свой вклад, особенно отец, который рано овдовел, – писал Иоанн Павел II. – Я потерял маму еще до моего Первого Причастия, которое я принял в девятилетнем возрасте, и поэтому я ее меньше помню. Я не до конца сознаю, каким был ее вклад в мое религиозное воспитание, но уверен, что он был значительным. После ее смерти, а затем смерти моего старшего брата, мы остались с отцом вдвоем. (...) Временами случалось, что я просыпался среди ночи и видел его на коленях, молящимся. Мы никогда не беседовали о призвании к сану священника, но этот пример отца стал для меня своего рода первой домашней духовной семинарией».
Капитан Войтыла в совершенстве владел немецким языком, которому систематически учил сына. Они читали вместе Библию и вместе молились на розарии. «Я помню, – писал Иоанн Павел II, – как отец дал мне молитвенник, в котором была молитва к Святому Духу. Он сказал, чтобы я ежедневно молился этими словами, что я и старался делать. Тогда я впервые понял, что означали слова Христа к самарянке о настоящих поклонниках Бога, которые поклоняются Ему в Духе и Правде (Ин 4,23). (...) Я нашел Церковь как общность, в которой можно получить спасение. В этой Церкви я нашел свое место и свое призвание. Постепенно я понял значение Искупления Христова, и через него значение Таинств, а особенно святой Мессы. Я осознал, какой ценой мы искуплены» (Из книги Переступить через порог надежды).
С молодых лет, следуя примеру отца, Кароль интересовался величайшей и захватывающей тайной, которую явил нам Иисус Христос – истиной о Боге и человеке, о призвании человека и цели его жизни. Уже тогда Кароль понял, что Евангелие не обещает легкой жизни и дешевого успеха. Большое впечатление производили на него слова Иисуса, направленные к Апостолам: «Не бойся, малое стадо! Ведь ваш Отец приготовил вам Царство!» (Лк 12,32). Кароль понимал, что Христос не готовил Апостолов к легким и эффектным успехам. Уже будучи папой, писал, что Иисус «открыто говорил о преследованиях, которые ждут Его последователей», одновременно укрепляя их веру. «Иисус говорил: Если Меня преследовали, то и вас будут преследовать. И тут же добавил: Если мое слово приняли, то и ваше примут (см. Ин 15,20). Я с молодых лет чувствовал, что в этих словах – корень Евангелия. Оно не обещает никому легкой жизни, оно ставит требования. Но в них содержится также Великое Обещание, обещание вечной жизни – для человека, подверженного закону смерти, обещание победы через веру – для человека, которому угрожает столько поражений. В Евангелии содержится какой-то важный парадокс: чтобы найти жизнь, необходимо потерять жизнь, чтобы родиться, необходимо умереть, чтобы получить спасение, необходимо нести свой крест. (...) Человек становится настоящим человеком, лишь превзойдя самого себя. Такова глубочайшая правда о человеке, и эту правду знает прежде всего Христос. Он действительно знает, что сокрыто в человеке (см. Ин 2,25)» (из книги Переступить через порог надежды).
Маленький Кароль очень страдал из-за потери матери. В первую годовщину ее смерти отец забрал его в паломничество в храм Богоматери в Кальварии Зебжидовской. Он хотел помочь десятилетнему осиротевшему сыну навязать контакт с Богоматерью, чтобы начал к ней относиться, как к родной Маме. Это паломничество оставило неизгладимое впечатление в душе Кароля. Он понял, что Мария – это любящая и заботливая Мать, и всей душой привязался к ней. Можно сказать, что с этого времени начался период особой связи Кароля с Богоматерью, а ее Храм стал для него любимым местом паломничества. Уже будучи студентом, священником, епископом, кардиналом, он приходил сюда, чтобы принять вашнейшие решения, искал опоры в трудные моменты своей жизни.
 

Гимназия и классический лицей

В 1930 г. Кароль закончил начальную школу и начал учиться в гимназии имени Мартина Вадовиты. В это время его старший брат Эдмунд заканчивал учебу в Кракове. Он начал чаще бывать дома и благодаря этому очень подружился с Каролем. Вместе с братом Эдмунд ходил на футбольные матчи, где сажал его себе на плечи, чтобы тот лучше видел. Когда Эдмунд начал работать в больнице в городе Бельско-Бяла, Кароль навещал его, устраивая для больных театр одного актера. К сожалению, Эдмунд заразился скарлатиной от своего пациента, и умер 5 декабря 1932 г. в возрасте 26 лет. Для Кароля и отца это был тяжелый удар.
Личным примером капитан Войтыла учил Кароля принципам самовоспитания. Прежде всего он определил их режим дня. Когда мальчик начинал занятия в 8 утра, они вставали заблаговременно, чтобы успеть вместе помолиться, сделать утреннюю гимнастику и позавтракать. Затем Кароль стал министрантом, прислуживающим во время богослужения, и они вдвоем в 7 утра принимали участие в св. Мессе. После занятий отец и сын вместе обедали в ближайшей столовой, после чего были два часа для игр или спорта, а затем Кароль делал домашнее задание. Вечером отец готовил ужин, после которого они шли на прогулку, вместе молились на розарии (четках), а перед сном читали Библию и другие книги.
Классический лицей славился высоким уровнем образования. Кароль изучал греческий и латинский язык, польский язык и литературу, историю и математику. Он был способным учеником, а кроме того, трудолюбивым и старательным. В последний двух классах гимназии его выбрали председателем Марианской Содалиции. Это была молодежная организация, стремящаяся углублять религиозное отношение к Богоматери. Летом 1937 г. Кароль прошел обязательные курсы военной подготовки в молодежном лагере. В последнем классе гимназии готовился к таинству Конфирмации, которое принял 3 мая 1938 г.
Школьный товарищ Кароля, Антоний Богданович, вспоминал: «У Кароля была такая привычка, что после каждого предмета он выходил на несколько минут в другое помещение. Один раз дверь не была закрыта, и я заметил, что Кароль молится, стоя на коленях».
Опорой для Кароля был сильный и благородный характер отца. Глядя на него, юноша учился черпать духовные силы в молитве и во всех трудных ситуациях искать помощи у Бога. Это всегда помогало выйти победителем из сложнейшего положения, и укрепляло в стремлении к добру. От отца Кароль научился жить по твердым моральным принципам христианской этики. Он постоянно применял к себе слова Иисуса: «Оставайтесь в Моей любви. Если вы послушны Моим заповедям, то вы пребудете в Моей любви» (Ин 15,9-10).
В первом классе гимназии Кароль встретился с о.Фиглевичем, который учил его религии, и стал его многолетним исповедником и духовным наставником. Позднее Иоанн Павел II говорил: «Я многим благодарен священникам, особенно одному, который еще в мальчишеские годы своей простотой и добротой вел меня ко Христу – и знал, в какой момент мог мне сказать: Христос показывает тебе путь к священству».
 

Увлечения не только литературой и театром

Кароль любил спорт, любил играть в футбол, ездить на лыжах и прогуливаться по горам. Он очень старательно учился, а увлечение литературой и театром стало его жизнью. В гимназии Кароль много времени посвящал репетициям для школьных и приходских спектаклей. Большое влияние на него оказал Мечислав Котлярчик, доктор философских наук, основатель «театра внутреннего слова», а затем во время гитлеровской оккупации Рапсодического Театра. Он был глубоко верующим христианином, для которого театральное искусство было путем для выражения истины о жизни, человеке и совершенстве, а также для передачи людям Слова Божия. Он был убежден, что задачи актера схожи с задачами священника.
Однако, театральные увлечения не ослабили духовных стремлений Кароля, который тесно связался с церковью кармелитского монастыря в Вадовицах. Уже будучи епископом, он писал: «Пока я жил в Вадовицах, я никогда не пропускал послеполуденных богослужений во время новенны. Иногда тяжело было оторваться от друзей, выйти из свежих волн любимой реки Скавы, но мелодичный голос кармелитских колоколов проникал до глубины души – и я шел. Да, я жил возле приходской церкви, но воспитывался в церкви св. Иосифа». А когда стал папой римским, Иоанн Павел II сказал: Мы должны всегда быть тем, кем Бог хочет, чтобы мы были. Тогда никто не будет ничтожеством! Исполнение воли Бога приводит человека к величию, к любви и к святости...
 

Переезд в Краков

Свое школьное образование в Вадовицах Кароль закончил экзаменом зрелости 27 мая 1938 г. В сентябре этого же года вместе с отцом они переехали в Краков, где поселились в доме сестер матери Кароля на улице Тынецкой, 10.
Квартира была в полуподвале, там было сыро и темно, но это не остудило в Кароле желания изучать польскую филологию на Ягеллонском Университете. Вместо 10 обязательных часов занятий, Кароль ходил на 36 часов в неделю, слушал лекции лучших польских профессоров. Он начал писать стихи и играть в театре. Дружба с о.Фиглевичем, работавшим в Кафедральном Соборе, помогала ему углублять духовную жизнь. Тогда же он узнал о жизни и деятельности Брата Альберта Хмелевского, чья личность произвела на молодого человека огромное впечатление. Позже Иоанн Павел II писал о нем: «Когда я был связан с Рапсодическим Театром и с искусством, эта полная отваги личность участника Январского восстания (1863 г.), который в повстанческом бою потерял ногу, светила необычайной духовной красотой. Известно, что Брат Альберт был талантливым художником, который учился в Мюнхене. И вот, этот человек бросает искусство, потому что понимает, что Бог дает ему более важное задание. Познакомившись с краковскими нищими, живущими возле так называемой „обогревальни”, Адам Хмелевский решил стать одним из них, чтобы служить им всей своей жизнью, а не лишь давать милостыню. Его пример находит последователей, и так появились два монашеских ордена, служащих самым бедным. Все это происходило в начале нашего столетия, перед самой мировой войной. Брат Альберт не дождался возрождения Польши. Он умер в Рождество 1916 года. (...) Для меня этот человек имел решающее значение, потому что когда я сам покидал искусство, литературу и театр, я нашел в нем особую духовную помощь и образец радикального выбора Божьего призвания» (Из книги Дар и тайна).
В июне 1939 г. Кароль сдал экзамены, успешно закончив первый курс университета. Следует заметить, что в те времена его набожность никому не казалась странной. Окружение воспринимало, как нормальное явление, что Кароль много молился, часто принимал святые Таинства. Для него самого боль утраты матери и брата стали уроком страдания, принятого с верой. Кароль начинал понимать, насколько молитва и христианский аскетизм полезны для формирования характера и для подготовки к отцовству. В своей драме Излучение отцовства он писал, что отцовство означает покорение любви, требующей, чтобы дарить жизнь,жертвуя самим собой. Таким образом, отцовство – это освобождение из рабства эгоизма.
 

Оккупационный террор

День нападения Германии на Польшу, 1 сентября 1939 г., пришелся на первую пятницу месяца. Рано утром Кароль пошел в Кафедральный Собор, чтобы исповедаться у о.Фиглевича и принять участие в св. Мессе. Во время богослужения он услышал вой сирен и взрывы бомб, сбрасываемых немецкими самолетами на Краков. После Мессы Кароль побежал домой, и они с отцом решили уходить на восток. 17 сентября они приближались к реке Сан, на расстоянии около 200 км к востоку от Кракова. И тут они получили трагическое известие, что советские войска вторглись на территорию Польши с востока. Дальнейший побег на восток не имел смысла, пришлось возвращаться в занятый немцами Краков.
Генеральный Губернатор Ганс Франк, установленный фашистскими властями, поселился в замке польских королей в Кракове. Начались страшные годы оккупационного террора. Высшие и средние школы были закрыты. У поляков отняли все права, к ним относились как к недочеловекам. Немцы уничтожали библиотеки и все следы польской культуры. Дневной паек содержал всего 900 калорий, а за любое непослушание оккупационным распоряжениям грозил расстрел или концентрационный лагерь. Особенно преследовали польских интеллигентов и духовенство, которых оккупант считал носителем национальной культуры. В концлагеря заключили 3646 польских священников, а еще 2647 расстреляли. Гитлеровская оккупация Польши – это непрерывная полоса террора, уличных отловов людей и угона их в рабство, массовых расстрелов и депортаций в концлагеря.
6 ноября 1939 года гитлеровцы созвали всех профессоров на встречу с Генеральным Губернатором, которая закончилась вывозом ученых в концлагерь Захсенхаузен. Так жестоко оборвалась учеба Кароля в университете, но он продолжал учиться сам. Поскольку каждый мужчина от 14 до 60 лет обязан был работать (безработных тут же увозили в рабство в Германию), в первый год оккупации Кароль устроился на работу в ресторан в качестве снабженца. Работа не была тяжелой, поэтому у юноши было время, чтобы заново прочесть и понять произведения польских писателей, не забывая, конечно же, о ежедневном чтении Библии.
Чтобы избежать депортации на принудительные работы в Германию, осенью 1940 г. Кароль устроился на работу в каменоломне,где в тяжелых и опасных условиях ему приходилось разбивать известковые камни и грузить их на вагоны для фирмы Солвай. К счастью, надсмотрщиками были сочувствующие поляки, которые тайком снижали нормы для рабочих. Скромной зарплаты Кароля должно было хватать на двоих, так как немцы не выплачивали отцу пенсию.
В октябре Кароля перевели на другое место работы – на водоочистительное сооружение фирмы Солвай. Здесь условия работы были значительно лучше, и у него появилась возможность читать и молиться. Его любимой книгой стал Трактат о настоящей набожности к Деве Марии св. Людовика Гриньон де Монтфорт. Два слова из этой книги – TotusTuus (полностью твой) – стали девизом духовной жизни и служения Кароля Войтылы, священника, епископа, кардинала и папы римского. «Я весь Твой, и все мое принадлежит Тебе, о любимейший Иисус, через Марию, Твою Святейшую Мать» – этими словами из Трактата он постоянно молился и записывал их на своих рукописях.
Возвращаясь домой после ночной смены, Кароль шел прежде всего в церковь монахов-редемптористов на св. Мессу. Позже он вспоминал, что в Евхаристии он находил поддержку и большую силу в эти трудные годы оккупации. Работая в каменоломне, Кароль понял, что значит физический труд, познакомился с рабочими и их образом жизни – семьями, интересами, миром их ценностей.
 

Новый мир, о существовании которого он и не подозревал

В этот период большое влияние на формирование личности Кароля оказал его приход св. Станислава Костки. Ее настоятелями были монахи-салезиане, которых в один прекрасный день забрали и вывезли в концлагерь Дахау. Остались лишь старый настоятель и инспектор провинции. Однако духовная жизнь в приходе продолжала бурлить, благодаря деятельности прихожан, среди которых был Ян Тирановский. Благодаря ему Кароль впервые заинтересовался жемчужинами христианской духовности, произведениями величайших мистиков: св. Иоанна от Креста и св. Терезы Великой. Он научился последовательно идти путем веры, несмотря на окружающий мрак, до полного единения с Богом. На этом пути три этапа: очищение, просвещение и единение. Беседуя впоследствии с Андре Фроссардом, Иоанн Павел II сказал: «Благодаря Яну Тирановскому я попал в новый мир, о существовании которого я и не подозревал».
 

Призвание и путь к священству

18 февраля 1941 г. в результате инфаркта умер отец Кароля. Это случилось ночью, когда сын был на работе. Это был тяжелейший удар в его жизни; у него не осталось больше близких родственников. После Мессы, которую отправил о.Фиглевич, капитана Кароля Войтылу похоронили на Раковицком кладбище. Самое ценное, что он оставил сыну, было умение ставить себе высокие требования и добросовестно выполнять свои обязанности.
Летом 1941 г. у Кароля поселился Мечислав Котлярчик с женой. По его инициативе в конспирации возник Рапсодический Театр, который действовал до конца немецкой оккупации. Молодой Кароль Войтыла был одним из важнейших его деятелей. С риском для жизни они подготовили 7 представлений, с которыми выступили 22 раза. Их целью было доказать, что польская культура неистребима, и что душа народа постоянно обновляется.
После смерти отца Кароль начал молиться еще интенсивнее, чем прежде. У него начала созревать мысль о сане священника, и осенью 1942 г. юноша обратился к краковскому архиепископу с просьбой принять его в тайную духовную семинарию. Во время оккупации кандидатов принимали в семинарию тайно, а лекции проводили в конспирации. Став студентом семинарии, Кароль продолжал работу на водоочистном сооружении и актерскую деятельность в Рапсодическом Театре. Его дружба с о.Фиглевичем и с Тирановским продолжала укрепляться.
Каролю очень везло во время гитлеровской оккупации – ему всегда удавалось избежать проверок, уличных отловов и вывозов в концлагеря. Однако 29 февраля 1944 г. он попал под немецкий грузовик и сильно пострадал. Лежащего на улице без сознания Кароля спасла Юзефа Флорек, которой удалось остановить проезжающую машину. В ней ехал немецкий офицер, который приказал солдатам отвезти пострадавшего в больницу. Две недели пребывания в больнице Иоанн Павел II назвал впоследствии «реколекциями, которые организовал Господь Бог».
Когда началось Варшавское восстание, немцы организовали в Кракове отлов всех молодых людей, чтобы не допустить здесь до подобного восстания. После «черного воскресенья» архиепископ Сапега призвал к себе всех студентов семинарии и с 7 августа 1944 г. до конца войны скрывал их в своей резиденции.
18 января 1945 Красная армия освободила Краков от немецкой оккупации. Студенты смогли открыто поселиться в здании духовной семинарии.
Жизнь постепенно возвращалась в норму. 18 февраля 1946 г. архиепископ Адам Сапега получил звание кардинала. Он учил своих студентов, что сущность призвания священника в том, чтобы умирать для самого себя, приносить себя в жертву, как бескорыстный дар для Христа и людей. В начале июля 1946 г. Кароль Войтыла сдал все заключительные экзамены теологического факультета. Кардинал Сапега решил отправить его этой же осенью на продолжение учебы в Рим. С этой целью Кароль целый октябрь готовился к досрочному принятию Таинства священства. 1 ноября 1946 в личной капелле Краковского Архиепископа состоялась церемония, в результате которой Кароль Войтыла стал священником.
 

Учеба в Риме

Уже 15 ноября о. Войтыла вместе с младшим коллегой о. Старовейским уехали учиться в Рим. О. Кароль поселился в Бельгийской Коллегии на виа дель Квиринале и начал учебу в Папском Доминиканском Университете Ангеликум. Под руководством проф. о. Регинальда Гарриг-Лагранжа о. Войтыла писал диссертацию о понимании веры у св. Иоанна от Креста. Организуя время на учебу и молитву, он изучал также сам Рим, посещая в компании знатоков его святые места и архитектурные памятники. Время рождественских и пасхальных каникул о. Кароль использовал для посещения других городов Италии. На Пасху 1947 г. он поехал в Сан Джованни Ротондо, чтобы встретиться с известным стигматиком и мистиком, отцом Пио, у которого хотел исповедаться. Встреча с этим святым капуцинским монахом произвела на него неизгладимое впечатление, особенно то, что во время св. Мессы, переживая страдания, смерть и воскресение Христа, о.Пио испытывал физические муки.
Кардинал Сапега велел священникам Войтыле и Старовейскому, чтобы во время каникул 1947 г. они посетили Францию, Бельгию и Голландию, и познакомились с методами духовной работы в этих странах. Возвращаясь в Рим, они задержались в Арс, где в годы 1786-1859 жил и работал св. Жан-Мария Вианне, известный настоятель, который по 18 часов в день проводил в конфессионале, исповедуя тысячи прибывающих к нему со всей Франции людей. После Иоанн Павел II так описал свои впечатления: «Св. Жан-Мария Вианне удивляет прежде всего тем, что показывает могущество милости Божьей, действующей через убогие человеческие средства. Меня потрясла его героическая служба в конфессионале. Этот покорный священник... смог в такое сложное время совершить духовную революцию во Франции и за ее пределами. Тысячи людей прошли через Арс и встали на колени перед его конфессионалом. На фоне антиклерикализма и кризиса веры девятнадцатого века, его влияние было поистине революционным. Меня наполнило убеждение, что священник реализует основную часть своей миссии именно через исповедь, становясь добровольным узником конфессионала» (Из книги Дар и тайна).
14 июня 1948 г. о.Кароль Войтыла защитил свою докторскую диссертацию на отлично. В ней он подчеркивал, что личная встреча с Богом – это не привилегия мистиков. Каждый человек может установить личные взаимоотношения с Богом. Опыт мистиков учит нас, каким путем можно этого достичь, и какова природа нашего единения с Богом. Мы не можем познать Бога, как простой предмет, а лишь через взаимную личную преданность.
 

Дружба с молодежью

Вернувшись из Рима, Кароль Войтыла был почти год викарием в деревенском приходе, после чего его перевели в церковь св. Флориана в Кракове. Настоятель, прелат Тадеуш Куровский, предложил молодому священнику работу со студентами близлежащего Политехнического института. Два года работы в приходе св. Флориана формировали душпастырские таланты Кароля Войтылы, его умение вести духовное воспитание молодежи.
Каждый четверг Войтыла проводил лекции для студентов, касаясь различных тем: существования Бога, человеческой души и т.п. Лекции были построены так, чтобы разумные молодые слушатели вышли из зала с убеждением, что в Евангелии можно найти правдивые ответы на все вопросы, волнующие человека. Войтыла считал, что если студенты действительно поймут, что Христос есть «путь, истина и жизнь» (Ин. 14,6), то не будут искать суррогата счастья в обманчивой идеологии марксизма. Эти убеждения шли навстречу жажде знаний в области христианской веры, в которой воспитывалось большинство слушателей.
Общаясь со студентами, молодой священник учился понимать тонкости человеческой души и ее потребности, задавал себе вопросы: что такое молодость? что такое любовь? Он чувствовал, что молодежь необходимо научить любви, необходимо подготовить к будущей супружеской жизни. И в результате этих поисков в 1950 г. в краковской епархии начали работу мирские члены церкви, реализуя программу подготовки молодоженов к жизни в семье. В условиях предсоборной Католической Церкви это было смелое новшество, но оно было вызванно необходимостью защиты семей от разрушительной политики властей коммунистической Польши, а также глубоким личным убеждением, что ответственная любовь – самое ценное сокровище человека.
В своей душпастырской работе о. Войтыла использовал и другие необычные методы: театральные инсценизации, дискуссионные форумы, неформальные встречи. Вокруг необычного священника сплотилась группа, которая поначалу называла себя «Семейка», а позднее «Общность». Позже, когда папа римский Иоанн Павел II говорил о начале своего пути к престолу, он всегда подчеркивал общение с этими людьми как важнейший фактор, формировавший его характер священника. О. Войтыла знал, что кроме отправления Таинств, молодежи необходимо его личное участие в их жизни. Поэтому его работа была настоящим погружением в их заботы, личное развитие, поиски «прекрасной любви», проблемы ежедневной жизни. Совместный отдых был одной из форм такого участия.
Вместе со своей группой о. Войтыла ездил в горы, плавал на байдарках по рекам и озерам. Он знал, что физические нагрузки помогут и ему, и молодежи отдохнуть от психических и умственных нагрузок. Однако не хотел при этом, чтобы отдых был «побегом в пустоту». Отдых должен быть встречей – встречей с Богом, с природой, с людьми. Преодолевая вместе со священником десятки километров пешком или в байдарках, молодые люди имели возможность побеседовать с ним лично, поспорить, пошутить, петь у костра, молиться. Первая Месса в полевых условиях требовала больших усилий воображения, чтобы узнавать в перевернутой вверх дном байдарке алтарь, а в связанных накрест веслах – Крест Спасителя. Но и священник, и паства вместе учились тому, как во время отдыха наполнять жизнь новым духовным содержанием.
 

Научная работа

В 1951 году церковные власти поручили о. Войтыле ведение научной работы. Это означало сокращение времени на работу с людьми и написание научного труда по предмету этики и моральной философии. Всеми силами он старался не затерять в науке смысл работы священника, стараясь отправлять Мессы и вести реколлекции для студентов и научных работников – встречи, во время которых обсуждались основы христианской веры, было время для дискуссий, молитвы и чтения Библии. В результате о. Войтыле удалось использовать проведенное за книгами время для того, чтобы стать еще лучшим священником.
После написания диссертации о. Войтыла начал работу в качестве преподавателя, сначала в Краковской духовной семинарии и на Теологическом Факультете Ягеллонского университета, а с 1954 года в Католическом университете в Люблине (КУЛ). Через два года стал руководителем Кафедры Этики КУЛ, и оставался на этой должности до времени выбора на Апостольский Престол. Вокруг Войтылы собирались студенты и докторанты, с которыми он вел дискуссии и углублял дружбу во время лыжных походов. Чтобы не отказаться от работы со студентами в Кракове, вынужден был ездить в Люблин ночным поездом. Довольствовался немногим – в Люблине ночевал в общей комнате, не требуя отдельной квартиры. Половину своей зарплаты анонимно отдавал в фонд помощи бедным студентам, все свободное время посвящал общению с теми, кому была необходима исповедь или совет. Когда никому не требовалась его помощь, уединялся в университетской часовне для молитвы.
 

Самый молодой епископ в Польше

На двенадцатом году священнической работы о. Кароль Войтыла стал епископом. Для него самого решение папы римского Пиуса XII было неожиданностью. Вызванный к Кардиналу, вынужден был прервать отпуск, во время которого их группа плыла на байдарках по реке Лыне. В своей книге Вставайте, пойдем! так описывал это событие: «Сначала мы двинулись по волнам на байдарках, а затем на грузовике, перевозящем муку, меня подвезли до железнодорожной станции Ольштынек. (...) В Варшаве я прибыл в назначенное время на улицу Медовую. Когда я вошел в кабинет Кардинала, услышал от него, что Святой Отец назначил меня епископом, помощником Краковского Архиепископа. (...) Когда я услышал эти слова, я ответил: «Ваша светлость, мне всего 38 лет, я слишком молод!» На что Кардинал: «Это быстро пройдет. Не сопротивляйтесь воле Святого Отца». Тогда я сказал лишь одно слово: «Принимаю». «Что-ж, тогда пойдем обедать», – закончил Кардинал». После многочасовой молитвы о. Войтыла поехал в Краков, чтобы встретиться с архиепископом Евгением Базяком, после чего вновь вернулся к своим друзьям, путешествующим на байдарках...
Торжественное посвящение в епископский сан прошло 28 сентября 1958 года в кафедральном соборе в королевском замке в Кракове. Девизом на епископском гербе Войтылы стали слова TotusTuus (полностью Твой), взятые из трактата св. Людовика Гриньон де Монтфорт, которым он зачитывался еще во время гитлеровской оккупации.
Множество новых обязанностей не заставило епископа Войтылу отказаться от душпастырской работы. Его размышления и опыт работы привели к написанию книги «Любовь и ответственность», в которой появились также вопросы этики половой жизни. В начале шестидесятых годов можно было ожидать, что многие сочтут эти проблемы недостойными высокопоставленного священника...
Самым важным событием в жизни церкви этого времени стал Второй Ватиканский Собор. Епископ Войтыла активно участвовал в его работе с первого до последнего дня, включаясь в дискуссии об источниках Откровения, Таинствах, обновлении литургии и др. Голос епископа из Польши, где люди не имели права свободно исповедовать свою веру, был очень важным для формулировки декларации о свободе вероисповедания. Но самым важным вкладом Войтылы в работу Собора был его труд над Конституцией о Церкви в современном мире Gaudiumetspes. Краковский епископ подчеркивал, что Церковь находится в состоянии диалога с миром, осуществляя свою миссию в мире и через мир.
После окончания работы Собора, по инициативе папы Павла VI, епископы поехали в паломничество по Святой Земле. После возвращения, 30 декабря 1963 года, епископ Войтыла был назначен Митрополитом Краковской Епархии, вместо умершего архиепископа Базяка. Коммунистические власти Польши приветствовали это назначение, так как надеялись, что им удастся воспользоваться молодым и неопытным в политике епископом-философом, чтобы разрушить влияние Католической Церкви на общество.
 

Краковский архиепископ

В своей книге Вставайте, пойдем! Кароль Войтыла так писал о своих новых обязанностях: «Мы любили епископа Сапегу, потому что он был отцом для священников. (...) Кто может быть помощью и примером для всех, призванных к отцовству – в семье или в священническом сане, а особенно в сане епископа – если не св. Иосиф? (...) Он становился отцом необычным путем, ведь не он дал жизнь своему Сыну. Разве это не пример для нас, священников и епископов? Поэтому все, что я делал будучи архиепископом, я считал элементом моего отцовства: крещение, исповедь, Евхаристия, наставления».
Поскольку коммунистические власти Польши постоянно преследовали Церковь, не избежал нападок и епископ Войтыла. Была и травля в средствах массовой информации, однако властям не удавалось найти никаких серьезных обвинений против епископа, который старательно избегал политики и конфронтации с властями. Позже писал об этом так: «Чему можно научиться от этих лет, полных «идеологии зла» и противостояния ей? Думаю, что главный урок – это умение возвращаться к истокам. Лишь тогда зло, порожденное фашизмом или коммунизмом, может обратиться в добро, а это и есть христианская модель жизни. Не допускай, чтобы зло победило тебя, но зло побеждай добром, – писал св. Павел».
28 июня 1965 года епископ Кароль Войтыла был включен в Коллегию Кардиналов, становясь вторым после Стефана Вышинского кардиналом Польши. Принимал участие в работе Синода Епископов, созываемого папой римским с целью продолжения начинаний Второго Ватиканского Собора. Когда папа Павел VI пригласил его в Рим для работы в комиссии, подготавливающей издание энциклики (окружного послания) Humanaevitae, власти не выдали епископу Войтыле паспорт. Оставаясь в Польше, кардинал создал собственную комиссию, работавшую по образцу папской, которая в феврале 1968 года передала в Ватикан результаты своего труда. Мысли польской комиссии были учтены при составлении энциклики, особенно в вопросах ответственного отцовства и материнства, отказа от контрацепции, положительное отношение к методам естественного распознавания плодности.
В 1972 Кароль Войтыла созвал в Краковской Епархии синод, в котором приняли участие духовные и мирские лица всех профессий и слоев населения – в общей сложности более 500 комиссий. Их задачей было изучение документов Второго Ватиканского Собора и воплощение их в жизнь в сложных политических и социальных условиях Кракова семидесятых годов. Работы синода продолжались 7 лет и способствовали развитию и укреплению Церкви.
 

HabemusPapam!

6 августа 1978 года умер папа римский Павел VI. Его преемником стал кардинал Альбино Люциани из Венеции, принявший имя Иоанна Павла I. Его понтификат продлился всего 33 дня. 14 октября начало работу закрытое собрание 111 кардиналов, которые должны были выбрать нового папу. Через два дня папа был выбран...
В своем дневнике кардинал Жан Гиот записал следующее: «Напротив меня сидит кардинал Войтыла. Он старается справиться с тяжестью, которая на него только что легла. (...) Как напряженна эта минута, когда от избранного ожидают ответа на ритуальный вопрос, заданный кардиналом Виллоном от имени собрания: «Принимаешь ли ты выбор, совершенный по каноническим правилам, в результате которого ты становишься Первосвященником?» Архиепископ Кракова медленно, взволнованным, но четким голосом, говорит о причинах, по которым принимает свое решение. (...) Любовь ко Христу, доверие к Святейшей Деве, которую считает своей Матерью, привязанность к Церкви и послушание – ведь от избранного требуется, чтобы покорно принял волю Бога. И поэтому он произносит слово, которое свяжет его навсегда: Acceptio – я принимаю».
Выбор имени Иоанн Павел II объяснил так: «С одной стороны, я испытываю глубокое уважение к предшественникам Иоанну XXIII и Павлу VI, а с другой, потому что Иоанн Павел I не успел выполнить своей задачи, покинул нас, оставляя миру лишь улыбку и надежды». 16 октября 1978 года в 19:20 перед верующими, собравшимися на площади св. Петра, появился новый папа римский, впервые с 1522 года не итальянского происхождения.
 
В течение 26 лет Иоанн Павел II служил Церкви, свидетельствуя о вере, надежде и любви. Всю жизнь его девизом были слова, произнесенные во время первой папской Мессы 22 октября 1978 года: «Не бойтесь! Откройте двери для Христа!» И его жизнь стала свидетельством святости человека, доверившего свою жизнь Иисусу.
 
Редакция
предыдущий   |   следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86