Движения, насаждающие безбожие

автор: Grzegorz Kucharczyk

Можно заметить, что национал-социализм, выражая в своей программе открытую враждебность по отношению к христианству, проявлял не только все черты, характерные для левых группировок XX века, но также для левых движений эпохи «постмодернизма»…

 Христианство – «самое большое несчастье человечества»

В 1942 году в кругу своих близких соратников Гитлер открыто заявлял: «В 13, 14, 15 лет я ни во что уже не верил; кстати, никто из моих друзей не верил в так называемое причастие, кроме некоторых совершенно глупых отличников! Но я уже тогда придерживался мнения, что все это следовало бы взорвать!»
Примеры борьбы с католиче-ством руководители НСДАП черпали в недавнем прошлом Германии, в так называемом «культуркампф», начатом железным канцлером Бисмарком. При этом они заявляли, что своими действиями добьются еще большего эффекта, чем Бисмарк. Из высказываний Г. Раушнинга, в свое время близкого соратника фюрера, мы знаем, что основоположник Третьего рейха считал ошибочным стремление Бисмарка взять верх над католиками «с помощью параграфов и прусского вахмистра». Своим сподвижникам Гитлер говорил: чтобы «разделаться с монахами», нужно, прежде всего, их «высмеять и внушить отвращение» к ним в среде «народа и молодежи».
В одном из своих монологов, обращенных к соратникам, вождь Третьего рейха искренне сокрушался: «Самым большим несчастьем человечества является христианство. Большевизм – это его незаконнорожденный сын. Они оба – детища евреев. Христианство вводит в заблуждение весь мир в вопросах религии». Вражду к христианству проповедовал также другой главный идеолог национал-социализма Альфред Розенберг. Его книга «Миф XX века» вместе с Mein Kampf («Моя борьба») Гитлера принадлежала к числу обязательной литературы членов НСДАП, а после 1933 года стала одним из главных пособий по идеологии «Тысячелетнего рейха». Римско-католическая Церковь в скором времени отнесла эту книгу к числу запрещенных (лат. Index Librorum Prohibitorum).
В ней Розенберг писал: «Церкви всех вероисповеданий провозгласили: Вера формирует человека... Однако евро-нордическая религия – сознательно или нет – заявляет: это человек формирует свою веру или точнее: человек определяет характер и содержание веры, которую исповедует [подчеркнуто мной – Г. К.]». Главный идеолог национал-социализма выдвинул кроме того требование создать в Германии «Народную Церковь» (Volkskirche), которая прежде всего стала бы хранительницей «чести нации» и «немецкого христианства». Личность Иисуса Розенберг тоже понимал своеобразно: «Иисус явится нам сегодня как сознающий свою силу учитель, ментор...
Для германских народов важна Его жизнь, а не Его смерть, которую прославляют альпийские и средиземноморские расы».
Можно сказать, что национал-социализм, провозглашая программу человеческой изобретательности в области религии, сводя личность Христа к чисто земному измерению, выражая решительную враждебность по отношению к христианству, проявлял все черты, характерные для левых группировок XX века, а также для левых движений эпохи «постмодернизма»… И, так же как они, с пристрастием богохульствовал и святотатствовал.

Любая бессмыслица, лишь бы не христианство

Вместо ненавистного ему христианства молодые годы Гитлер посвятил изучению работ «ариософов», написанных в Австрии на рубеже XIX и XX веков. Пангерманская мифология, окрашенная политикой, соединялась в них с оккультизмом (теософией) и гностицизмом. В произведениях таких писателей, как Гвидо фон Лист (Guido von List) или Йорг Ланц фон Либенфельс (Jörg Lanz von Liebenfels, монах цистерцианского ордена, изгнанный из монастыря из-за гомосексуализма), молодой Адольф Гитлер черпал сведения o древней арио-германской (или арманской) цивилизации, которую разрушила прежде всего Католическая Церковь, насадив христианство в Германии. Читал он и о замечательной «религии Вотана», хранящей свои секреты в рунических символах (в том числе в свастике). Все это еще можно вернуть, воскресить – убеждали творцы оккультной версии расизма. Только сначала нужно расправиться с главным врагом «арийской цивилизации» – католичеством, а потом с так называемыми «низшими расами» (Либенфельс предлагал, например, их сожжение «как жертв для бога»). Таким образом, станет возможным возвращение к «арийской этике», а также к «арийской сексуальной этике». Либенфельс, которому эта тема была особо близка, рекомендовал создавать специальные евгенические учреждения, где «арийские самцы» обеспечат продолжение чистой арийской расы.
После 1933 года эти – казалось бы – безумные идеи авторов мало известных брошюр легли в основу официальной политики национал-социалистической Германии. Гиммлер – рейхсфюрер СС – даже постарался осуществить идеи Либенфельса, создавая под покровительством СС так называемый проект Lebensborn („Источник жизни”), нацистскую программу по созданию чистой расы. В проекте особо поощрялись сексуальные связи молодых истинно арийских женщин с тщательно отобранными по расовым признакам офицерами СС. В элите Третьего рейха Генрих Гиммлер принадлежал к числу людей, особенно интересующихся оккультны-
ми науками, гностицизмом и учениями Востока. По всей видимости, именно из гностицизма исходила идея создания СС – избранной элиты. Не случайно именно Гиммлер организовал в 1938 году экспедицию в Тибет, чтобы ознакомиться с «идейным наследием» Далай-ламы и найти в Гималаях следы «исчезнувших ариев» (командующий СС, по некоторым свидетельствам, зачитывался литературой индуизма и буддизма).
Созданные и руководимые Гиммлером формирования СС должны были стать кузницей «расы господ». Поэтому руководство заботилось не только о расовой чистоте личного состава СС, но и о духовной жизни эсэсовцев. В первую очередь им следовало отречься от христианства и «обратиться» к «древней германской религии», как неоднократно требовали упомянутые выше «ариософы». Гиммлер ввел обычай празднования в СС дня весеннего равноденствия как «праздника жизни» и осеннего – как «праздника павших героев», вместо христианской Пасхи и Дня поминовения всех святых и усопших.
Правой рукой Гиммлера в инициативах такого рода был некий Карл Вилигут – оккультист, член тайных эзотерических обществ вроде Ордена Новых Тамплиеров(Novus Ordo Templi). В 1924 году он попал в психиатрическую клинику в Зальцбурге (диагноз: шизофрения). Но после 1933 года сделал настоящую карьеру в Третьем рейхе, став бригаденфюрером и советником Гиммлера в СС. В частности он занимался инвестициями в создание на местах центров обучения СС, которые Вилигут считал «центрами энергии» (например, замок Вевельсбург в южной Германии). Вилигут, который в честь германского бога Тора взял псевдоним Вайстор (Мудрость Тора), признавал себя потомком древних германских королей, исповедовавших «истинную религию германцев». Ее главным божеством был Крестос, которого якобы впоследствии присвоили себе христиане.
Американский историк Т. В. Райбек, который изучал личную библиотеку Гитлера, захваченную американской армией в 1945 году, пришел к выводу, что вождь Третьего рейха до конца жизни – даже в берлинском бункере – внимательно читал оккультную и спиритическую литературу. На книжных полках фюрера стояли книги вроде Verstorbenen leben! («Мертвые живут!»), содержащие «неоспоримые факты» общения с «духами умерших», или Annulus Platonis – переиздание оккультного трактата о алхимии, магии и каббале, написанного в XVIII веке.
Экслибрис Гитлера найден и на книге Эрнеста Шертеля об «истории, теории и практике» магии, автор которой утверждал, что «в нашем теле таится вся история мира, начиная от зарожде-
ния первой звезды. Через него плывет космическая энергия, из вечности в ечность». Этот пантеизм, сильно попахивающий оккультизмом, проявился в рассуждении Гитлера о самоубийстве в конце 1941 года: «даже совершая самоубийство, мы просто возвращаемся в природу – и как материя, и как душа».
Более того, тот же Гитлер, веривший – с 1933 года эту веру разделяло большинство фашистской элиты – в оккультные легенды, извращающие католическое учение об Истинном Присутствии Христа в Таинстве Алтаря, утверждал: «Негр со своими примитивными табу стоит в своем развитии гораздо выше, чем человек, верующий в Пресуществление (Святых Даров – прим. Ред.)».

Новая, счастливая и неверующая молодежь

Как и все движения, пропагандирующие безбожие, немецкий национал-социализм прилагал особые усилия, чтобы убедить в своей антихристианской идеологии молодежь. После прихода Гитлера к власти в 1933 году были ликвидированы все нефашистские молодежные организации, в первую очередь – связанные с Католической Церковью. Национал-социалисты считали (и в этом были правы), что систему воспитания, предлагаемую Церковью, совершенно невозможно примирить с их антихристианской по духу идеологией.
После 1933 года в Германии существовала уже лишь одна молодежная организация – Гитлерюгенд (т.е. «Молодежь Гитлера»), которая активно участво-вала в воспитании немецкой молодежи, освобожденной от «ига Римской Церкви». Она тщательно реализовала намеченные принципы. В одной из песен Гитлерюгенд пелось:
Мы – полная радости молодежь Гитлера,
Нам не нужна христианская добродетель,
Потому что наш вождь – Адольф Гитлер,
Он наш спаситель и посредник.
Легко заметить, что авторы не постеснялись кощунственно сопоставить фюрера с Божьим Сыном, Спасителем мира. Характерно, что подобное обожествление Гитлера не ограничивалось только песенками. В 1945 году глава гитлеровского министерства пропаганды Й. Геббельс записал в своем дневнике уже в берлинском бункере в после-дние дни существования Третьего рейха: «Когда Фюрер произносит речь – это подобно литургии».

«Высмеять и внушить отвращение»

Окончательную расправу над Церковью Гитлер отложил до того времени, когда Третий рейх победоносно завершит войну. Как известно, антикатолическую кампанию он планировал начать с того, чтобы «высмеять и внушить отвращение» к священникам. Пропагандистская травля Церкви и христианства началась еще
до войны.
Предлогом для антихристианской кампании послужила опублико-ванная в 1937 году энциклика папы римского Пия XI Mit brenennder Sorge («С глубокой тревогой»), в который он официально осудил доктрину и систему власти национал-социалистов в Германии. После этого в гитлеровской прессе (а иной в Германии тогда не было) разгорелась травля, которую направляло министерство пропаганды, руководимое Геббе-льсом. С его подстрекательства именно в 1937 году в прессе, которую контролировали нацисты, вдруг начала появляться информация о якобы «сексуальных злоупотреблениях» со стороны католического духовенства, «шокирующие свидетельства» людей, которые по прошествии нескольких десятков лет «вспоминали» о том, как с ними «забавлялись» священники. Сегодня, когда архивы фашистского министерства пропаганды тщательно изучены, мы знаем, что все это было выдумано для борьбы с Церковью и являлось местью за энциклику Пия XI.
Ту же цель преследовали в 1937 году сообщения геббельсовской пропаганды о «валютных преступлениях», совершаемых католическими священниками. Это определение было дано сбору средств, который проводила Церковь или некоторые монашеские ордена на миссионерскую деятельность на других континентах.
Кровавая прелюдия того, что могло стать уделом всей Церкви после победы Третьего рейха, началась на польских землях, оккупированных в 1939-1945 годах. Здесь гитлеровцы массово убивали священников. На территориях, в 1939 году присоединенных к Третьему рейху – в Великопольше (Познанский регион), Поморье, Верхней Силезии – фашисты расстреляли и  замучили в концлагерях почти 30% священников, которые там работали до начала войны. Гитлеровцы также ненавидели Марию Божью Матерь, избранную еще в XVII веке Королевой Польши, и Ее чудотворную икону, хранящуюся в монастыре в Ченстохове. Лик Черной Мадонны еще до войны нацистская пресса высмеивала как «нечто среднее между негритянкой и монголкой». Для фашистов не было ничего святого, и безбожие неудержимо несло их к преступлениям мирового масштаба...
Гжегож Кухарчик

 

Читай также: Движения, насаждающие безбожие (Италия и Германия XIX века)

предыдущий   |   следующий назад

Copyright © Wydawnictwo Agape Sp. z o.o. ul. Panny Marii 4, 60-962 Poznań, tel./ fax: 61/ 852 32 82 | tel. 61/ 647 26 86